ЖЕНИТЬБА ЕСТЬ. А МОЛЬ ПУСКАЙ ЛЕТАЕТ

Источник – журнал «ТЕАТР+», февраль 2022 года

Текст – Арина РУДНИЦКАЯ

В декабре в Молодежном театре на Фонтанке состоялась премьера спектакля #Женитьба_net по пьесе Н.В. Гоголя. Режиссер Александр Кладько.

«Женитьба. Совершенно невероятное событие в двух действиях». Помилуйте, что ж невероятного в женитьбе? Всякий день женятся. Но если присмотреться, что-то из ряда вон выходящее в этом событии есть. Два человека добровольно решают утратить часть свободы во имя близости. Это про ту близость, которой всем не хватает. До мурашек. Когда понимают. Принимают. Но и про страх. А каково там – после женитьбы?!

Однако в Молодёжном театре нас бесповоротно лишают интриги, назвав спектакль #Женитьба_net. Так и заявляют, мол, не будет вам никакой женитьбы. Шиш! Смейтесь на здоровье, но никакого хэппи-энда.

Что ж, с Гоголем всё возможно. Он как мундир одного из незадачливых женихов: шили-пользовали-перелицовывали, а он до сих пор почти что новый. А в этом спектакле и вовсе какой-то новёхонький. Свежий Гоголь. Не пыльный. Но и не гоголь-моголь.

Не секрет, что новые формы выглядят подчас как соитие фикуса и крокодила. Феерия. Но без смысла. Иногда предсказуемая до скучности. Помнится, когда Петра Фоменко обвинили в том, что его театр на фоне новых форм отдаёт нафталином, он весьма афористично заметил, мол, нафталин и не может моли нравится. А уж её-то развелось.

Но удивляться хочется, и радуешься, когда тебя удивили без фикуса и крокодила. 

Однажды в Америке провели исследование и выяснили, что с пятидесятых годов прошлого века число друзей, имеющихся у одного человека, неуклонно уменьшается, а количество квадратных метров на каждого индивида увеличивается. Если так пойдёт и дальше, не миновать нам пустого пространства.

#Женитьба_net как раз и разворачивается в пустом пространстве, ограниченном стенами. Они и не стены вовсе, а гигантские порталы с выходом в виртуальную реальность. А фраза – дома и стены помогают – выражена буквально. Стены то откликаются на жизнь героев, то проявляют себя самостоятельно. Есть ощущение, что они вот-вот начнут управлять теми, кто в этих стенах обитает. Этот микс декораций, видеоряда и света, по сути ещё одно действующее лицо спектакля. Всё точно, стильно и определённо в гоголевском духе.

А теперь о жанре, ибо он в этом спектакле есть. Хотя в мейнстриме крепнет мысль, что «жанр не важен, потому что жизнь вне жанра». Звучит красиво. Но театр – не жизнь. Даже если пописать возле рампы или упасть в устроенную на сцене лужу. Всё равно не жизнь, как не старайся. А жанр существует. Правда, выявить его непросто, но если удалось, то он подчиняет все твои изыскания определённому вектору. Особый отбор всего – от костюмов до актёрской игры. У спектакля режиссёра Александра Кладько есть жанр. Его можно назвать драматическим фарсом, фантастическим реализмом, реалистичным абсурдом. И всё это будет про Гоголя нашего, Николая Васильевича. И текст есть, он не выкинут за ненадобностью, он очень даже надобен. Всей своей вкусностью прошлых времён, всеми этими хлигерь и щекатурщик. И ты видишь, что режиссёр соединяет времена, утверждая, что есть нечто вечное в нашем фрагментарном калейдоскопическом мире. В нашем постсмысловом мире есть жанр и есть смысл.

И тут весьма к месту реплика от Николая Васильевича: «Толки, однако, будут! Я вижу, впереди горячо размахивают руками». А как не размахивать, когда нам явлены Гоголь и пустота. Та самая, что норовит сожрать человека в человеке. Превратить в фитюльку.

И вновь подсказка от классика. «Это просто старый бабий башмак, а не человек, насмешка над человеком, сатира на человека». И это не только про главного Жениха Подколёсина, а про всех Женихов сразу. Да и про Невесту тоже. Ну, может, и не башмаки, а потёртые замусоленные джинсы, рваные и жалкие, потому что такими и нужно быть. Нужно вписаться. Не отсвечивать своим человеческим. Стараются, но человек, чёрт возьми, в них ещё силен. Они жаждут чувств, мечтают быть услышанными. И столь же сильно боятся всяких чувств, страшатся диалога, а если и говорят, то словно сами с собой. А в зале сидят и узнают на сцене себя любимых.

Все смешны и всех жалко! И ансамбль актёрский явно вытанцовывается.

И вдруг впервые, а уж сколько «Женитьб» пересмотрено, ловлю себя на том, что хочу, чтобы этот Подколёсин (Андрей Шимко) и эта Агафья Тихоновна (Юлия Шубарева) были вместе, несмотря на всякие net. Прямо как старый фильм про Чапаева, который народ смотрел и смотрел, в надежде, что в следующий раз герой всё-таки доплывет до берега и останется жив.

И опять гоголевское: «Боже, что за жизнь наша! Вечный раздор мечты с существенностью!». Этот раздор проник во все ещё живые души. Первостатейная сваха Фёкла (Регина Щукина), перестав крутиться волшебным веником, начинает вдруг петь, да так, что льётся тоска горючая и пробивает всех, даже непробиваемую Дуняшку. А каков раздор у Жевакина (актёр Евгений Клубов)! Пусть хоть на восемнадцатый раз повезёт бедолаге с невестой, не всё ж ему с чайками разговаривать.

Или, например, господин Яичница (Константин Воробьёв). Уж вроде такой сухарь-бюрократ с портфелем, что и жалеть его не резон, разве что за фамилию. Но и его жаль – нелеп, а всё ж не собачий сын.

А взять Анучкина (Андрей Кузнецов, Валерий Кухарешин), которому непременно надобно, чтоб жена знала по-французски. На кой ляд, коли сам не бельмеса?! А вот такая мечта – бессмысленная и беспощадная. А сам Анучкин всё тот же старый башмак, даром что мнит себя брендовым мокасином. Смешон своим апломбом, а жаль и его.

Даже Кочкарёв (Александр Черкашин) – этот великий комбинатор несостоявшейся женитьбы, неистощимый в своей энергии и фантазии, имеет свой раздор. «Из чего бьюсь, кричу, инда горло пересохло? Скажите, что он мне?» А что ему ответить?! Сплошная иррациональность. Страсть без всякой корысти. Великое разочарование.

Но очарование нам всё-таки покажут. Романтичное свадебное очарование, мерцающее в свете хрустальной люстры, на которой Жених и Невеста вот-вот вознесутся туда, где райские кущи и алые паруса. Скорей бы уже! Так хочется, чтоб любовь – здесь и сейчас.

Но Николай Васильевич Гоголь, а вместе с ним и все создатели спектакля #Женитьба_net оставляют нас с носом. Подколёсин бежит. Не в то окно, что на переулок выходит, а в окно виртуальной реальности, где сгинуть – раз плюнуть, где нет ничего подлинного, но зато и тратить себя не надо, потому что там ты не человек, а функция.

И уж тут совсем не смешно, а страшно.

А маленький человек всё бежит и бежит. От невесты. От себя. От жизни. Исчезает навсегда.

Но, может, в следующий раз всё будет по-другому?!