СЕМЕН СПИВАК: «С ПОМОЩЬЮ ТЕАТРА И КИНО ПЫТАЮТСЯ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СТАРЫХ ЗАВИСИМОСТЕЙ»

Источник – журнал «Петербургский театрал», апрель-май 2021 года

Беседовал Владимир КАНТОР

Семен Яковлевич, в своем театре вы репетируете спектакль «Кабала святош» Михаила Булгакова. Когда планируется премьера?

14 и 15 мая.

Молодежный – редкий театр, где так любят Булгакова. Чем он вам дорог?

Булгаков мне близок. Его ирония в необычной смеси с грустью мне очень близка.

Это ваше третье обращение к драматургии Булгакова: «Дни Турбиных», «Дон Кихот», а сейчас премьера о великом комедиографе Жане Батисте Мольере. Почему именно на этой пьесе вы остановили свое внимание?

Время идет. Как известно, «после нас останется только культура». Я трудно переживаю, что культура сегодня страдает. И страдает во всем мире. Думаю, это очень плохая тенденция. Потому мне захотелось рассказать о жизни художника. Конечно же, наш спектакль будет не о Мольере. Это не автобиография. Это спектакль о художнике.

В основе «Кабалы святош» конфликт художника и власти.

Знаете, когда в репетиционной комнате я сделал с артистами первый подробный анализ булгаковского текста, то решил посмотреть существовавшие спектакли по этой пьесе. И увидел очень наивные постановки, кроме, конечно, спектакля Сергея Юрского в БДТ, где он сыграл Мольера, а Олег Басилашвили – короля Людовика. В прежних обращениях к «Кабале святош» конфликт обычно строился на противостоянии между Мольером и Королем. У нас же три главных героя. Мне кажется, что роль Архиепископа не менее важна – это одна из движущих пружин сюжета. И второе. (Это связано с моими многолетними занятиями йогой.) У меня немножко иное видение нашей жизни. Мне кажется, что в конфликте между художником и властью виновата не только власть, но и художник. Это, возможно, прозвучит парадоксально, но если мы внимательно будем читать пьесу, то поймем, что художник изображен в ней неоднозначно. Как пишут в умных книжках: большая личность, большие грехи. И это важный акцент. Мы пытались показать объективную картину истории, рассказанной Булгаковым. Стоило ли ставить новый спектакль, чтобы просто повторить конфликт между художником и властью?

В бедах человека во многом виноват сам человек. А остальное уже прикладывается. Я сам через это прошел. Я не сужу Мольера, но пытаюсь увидеть в объеме личность художника с его вершинами и со всеми его недостатками.

Кто сыграет три опорных роли в премьере?

Сергей Барковский сыграет Мольера. Он отнесся к этой роли совершенно по-новому. Сергей Дмитриевич тоже меняется. Короля очень интересно репетирует Андрей Шимко. Роль архиепископа – «главной пружины» – репетирует Роман Нечаев, очень дорогой мне артист, хотя я их всех люблю! Эти трое богатырей смогут выдержать такую богатырскую пьесу! А художник спектакля – известный российский театральный художник из Ростова Степан Зограбян. У нас в театре идет замечательный спектакль в его оформлении и постановке Геннадия Тростянецкого «Король олень» по сказке К. Гоцци.

Осенью, когда ограничительные меры ослабили, помню, как пришел к вам в театр и был поражен, потому что в Измайловском саду стояла очередь из зрителей. А это было время, когда в театрах залы пустовали, публика еще просто боялась ходить в театры.

У нас и сейчас аншлаги.

Молодежный – один из самых любимых петербуржцами театров. В чем секрет?

Любой театр держится на тайнах. Но я вам раскрою одну тайну. Как бывший инженер, я склонен анализировать и структурировать происходящее. Мне кажется, что есть мифы о театре. Они заключаются в том, что театр сейчас поделился на классический и авангардный. Но еще замечательный культуролог А. Ф. Лосев говорил, что любое явление состоит из тезы, антитезы и синтеза. Если смотреть на природу, то мы увидим эту триаду: личинка – куколка – бабочка; рождение – жизнь – смерть, мужчина – женщина – ребенок и так далее. А бытующее определение сузило видение современного театрального процесса. Мне кажется, что сейчас театр делится не на классический и авангардный или психологический и авангардный. А он делится на классический, современный и авангардный. Мы находимся посередине. Мы берем и оттуда и отсюда.

Американские продюсеры, заботятся о том, чтобы в фильме было не больше 10% новых приемов. Мне кажется, это очень правильно. У меня сейчас первый курс студентов и им кажется, что они начинают театр с нуля. Но театр начался не сегодня, ему 5-6 тысяч лет. Нельзя начинать театр сегодня. Это среднее состояние, я опираюсь на свой йоговский опыт, что дает преимущество. На этом построена теория золотой середины в искусстве и в науке. Этим и привлекает Молодежный театр на Фонтанке.

Самая большая беда в жизни человека – крайности. Или очень хорошее настроение, или депрессия. Впадение в крайности очень опасно. Нужно занять среднее состояние между грустью и радостью. Адекватность восприятия жизни стоит на этом. Адекватность восприятия, адекватность в общении с людьми, адекватность произведений искусства. Она дает какое-то более-менее сегодняшнее отражение жизни. А человек устроен так, что он любит слушать только про себя, как бы мы его не развивали. И он любит смотреть про себя. И именно из-за этого среднего положения мы интересны людям.

Мне кажется, что в последние годы в Петербурге возник новый интерес к театру в целом. Что стал давать театр? Почему вдруг он стал вновь интересен широкой публике?

Мы же живем увлечениями. А сильные увлечения надоедают. Когда я ставил «Жаворонка», я читал древние работы по истории. Вы знаете, за что судили Жанну Д`Арк? За грех одержимости, а не за то, что она воевала. Человечество психологически не отрегулированное, живет страстями, что во всех религиях – в православии, католицизме, иудаизме, магометанстве, в дзен-буддизме -порицается. Страсть застилает глаза, и заставляет человека все время рыть, пока он не выкопает всю эту землю, которую он роет: интернет или бизнес, или деньги и так далее. Хотя у некоторых это не проходит. И они не могут выйти из своей страстной жизни. Мы же знаем, что между мужчиной и женщиной страсть может длиться два года, ну, три. А потом происходит какое-то усреднение и, как пишут великие психологи, начинается поиск действительно любви – внутреннего отношения, сбережения и так далее. Мне кажется, что время свободных увлечений многим надоело.

А спектакль «Звериные истории» в том числе и об этом?

Наверное, да, об этом спектакль. Впечатления от интернета, от наркотиков, уходят, впечатления от миллиардов рублей или долларов уходят (не у всех, но я говорю, как бывает). Люди пытаются с помощью театра и кино избавиться от старых зависимостей.

И что вам понравилось из последних кинопремьер?

Я считаю у нас появилось в стране за последние годы достаточное количество интересных фильмов. Меня потряс фильм «Карп отмороженный» режиссера Владимира Котта. В главной роли Марина Неелова, которая вступила на новую для себя территорию, Алиса Бруновна Фрейндлих… А еще фильм «Аритмия», например.

Людям надоели эти зависимости. Если присмотреться к человеку, то он живет по принципу вдох-выдох. И мне кажется, что сейчас идет вдох. Обольщаться не надо, конечно, но люди тянутся в сторону подлинного искусства. К нам недавно приезжали журналисты из Москвы, там еще это не началось.  Петербург люблю больше и считаю, что здесь живут более разумные люди, хотя может быть я и ошибаюсь. А ведь когда-то я мог остаться в столице, семь лет руководил двумя театрами: Молодежным – здесь, театром Станиславского - в Москве.

Вообще жизнь на земле идет маятникообразно: от крайнего идеализма к крайнему материализму. И с этим никто и ничего не может сделать, потому что это задумано Вселенной. Этот маятник никто не может остановить. Он всегда медленно движется и, мне кажется, что маятник сейчас от крайнего материализма движется в обратную сторону и находится уже в середине.

Как раз в вашей любимой точке.

Да. Но он пойдет дальше.

Вы сейчас затронули тему Петербурга. 27 мая день рождения нашего города. Поделитесь вашими любимыми местами в Северной столице?

Целый год я не хожу никуда. В связи с пандемией у нас в театре огромное количество вводов. Вот на днях я сказал жене, что целый год я не был на Невском…

Если говорить о моих любимых местах, то я очень люблю наш Измайловский сад, я там отдыхаю. Тылы Апраксина двора – это такой город в городе, не знаю, сейчас в каком они состоянии. Я родился на западной Украине и это место напоминает мой город. Не такая уж большая у меня ностальгия по нему, но мне это что-то дает. Я очень люблю Васильевский остров. Когда-то я начинал в театре «Суббота», и у нас была замечательная песня о нем.

Ее и сейчас поют в спектакле «Окна, улицы, подворотни».

Я немел, когда я слышал эту песню. И сейчас, как только я переезжаю мост Лейтенанта Шмидта, на душе становится хорошо. У меня время от времени бывают там встречи, например, с Александром Строевым, нашим артистом, он приглашает меня смотреть работы своих студентов. Там жил Юрий Александрович Смирнов-Несвицкий. Там остались очень сильные впечатления моей юности. А потом, тоже в юности, мне негде было жить, и я жил на 8-й линии. Васильевский остров не такой людный. Летом он весь в зелени, можно свернуть на любую линию. Все там мне нравится. Вот мои любимые места.