РАЗМЫШЛЕНИЯ О СОВРЕМЕННОСТИ И КЛАССИКЕ

Источник — Страстной бульвар, 10, №2-232/2020
Текст — Елена ГЛЕБОВА

Завершились «Волжские театральные сезоны» спектаклем Санкт-Петербургского государственного молодежного театра на Фонтанке — обладателя Гранпри прошлого фестиваля. Постановка Семена Спивака по пьесе Сомерсета Моэма «Верная жена» (приз фестиваля «За лучшую режиссерскую работу») при внешней простоте сюжета затрагивает сложнейшую тему взаимоотношений мужчин и женщин. Это, по мнению режиссера, «единственные расы», на которые делится человечество.

Что происходит, когда уходит влюбленность и наступает привыкание, а вслед за ним тускнеют чувства? Какова цена семейного счастья и роковой ошибки, которую так легко совершить в погоне за остротой ощущений? Возможно ли простить измену близкого человека? У каждого из героев этого спектакля свой ответ. Когда Джон Юрия Сташина и Констанс Анны Геллер («Лучшая женская роль» — приз имени народной артистки СССР Веры Ершовой) оказываются в ситуации любовного треугольника, родные и друзья пытаются донести правду до обманутой жены и при этом советуют сохранить видимость идеальной супружеской пары. Но в каждом, кто выступает в роли судьи или миротворца, отчетливо проступают глубокие психологические проблемы.

Марта Наталии Третьяковой с замашками старой девы почти торжествует, разоблачая неверного мужа своей сестры. Феминистка и деловая леди Барбара Людмилы Бояриновой пытается извлечь собственную выгоду, предлагая Констанс стать независимой и работать в ее фирме. Миссис Калвер Татьяны Григорьевой со всей своей материнской нежностью советует забыть об измене, потому что убеждена: в жизни всегда приходится идти на компромиссы. За внешней самоуверенностью этих женщин стоит одиночество, потому что им не довелось испытать счастья настоящей любви, как это еще совсем недавно было у Констанс.

Героиня Анны Геллер, внутренне собранная, отстраненная от разворачивающейся вокруг суеты, но это лишь для того, чтобы скрыть непереносимую боль. Сначала ей приходится играть счастливое неведение, потом спасать репутацию мужа и его любовницы, отстаивать собственное достоинство в попытках сохранить семью. Искреннее непонимание Джоном своего проступка, легковесность обещаний и новое предательство, заставляют Констанс мучительно размышлять о том, в какой момент из их жизни ушла любовь и что стало причиной?

Иногда кажется, что душевная глухота мужа ранит Констанс сильнее, чем сам факт измены. Ей никогда не понять Марию-Луизу Юлии Шубаревой, проливающую потоки слез не от раскаяния, а из боязни потерять материальное благополучие. Обольстительница манипулирует Джоном, устраивает сцены несчастному и по-детски доверчивому мужу Мортимеру Романа Нечаева и не испытывает ни малейших угрызений совести. В жизни Марии-Луизы, без сомнения, будет еще немало увлечений, но они не заполнят внутренней пустоты. Сама Констанс могла бы выбрать трогательного и безнадежно влюбленного в нее Бернарда Андрея Кузнецова, но это стало бы самообманом.

В изысканной и одновременно очень простой сценографии Дарьи Гориной (она же совместно с Екатериной Коптяевой создала костюмы к спектаклю) отражается безоблачный мир Констанс. Когда вскрывается обман мужа, опускается черный занавес — жизнь превращается в мрачный коридор. Появляется хрупкая надежда все исправить, и черный полог уступает место пронизанному светом пространству (световая партитура Евгения Ганзбурга). Но только до определенного момента…

«Я просто хочу, чтобы меня любили», — говорит Констанс Джону при последнем объяснении. Они сидят на стульях по краям авансцены, и между ними непреодолимая пропасть. Когда все слова будут сказаны, ей останется уйти и закрыть дверь, и лишь тогда он ощутит острую физическую боль от потери.

Финал спектакля сыгран без единого слова. В пластическом сюжете хореографа-постановщика Сергея Грицая герои подходят к той черте, за которой жизнь оборвется. Потому что и у Констанс, и у Джона не может быть счастливого повторения с кем-либо другим. Это то, что называют неразрывной связью двоих. Сильная и любящая Констанс не сумеет сделать последний шаг. Она вернется, «заведет» остановившееся сердце мужа, и они начнут с чистого листа. Пролетят годы, и за короткое сценическое время Анна Геллер и Юрий Сташин проиграют долгую и прекрасную жизнь своих персонажей, наполненную нежностью. Они состарятся, станут чудаковатыми, но попрежнему будут смотреть друг на друга как и в день первой встречи. Потом Констанс останется одна. Луч света выхватит опустевший стул в противоположном углу сцены, где сидел когда-то Джон в момент их давнего объяснения… Но для Констанс ничего не изменилось. Потому что любовь, как известно, «долготерпит, все прощает, всего надеется и никогда не перестает».

Метки: