ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ «ЖАВОРОНКА»

Источник — «Культура Петербурга» от 2 марта 2021 года
Текст — Яна ЗАРНИЦЫНА

18 февраля спектаклю Семёна Спивака «Жаворонок» в Молодёжном театре на Фонтанке исполнилось двадцать лет. Успех и долгожительство объясняется просто: не могут устареть ни затронутые в спектакле вопросы человеческого бытия и предназначения, ни упоённая актёрская игра, аккуратно и мастерски обрамлённая сценическими эффектами.

«Жаворонок» — это история Жанны д’Арк, рассказанная драматургом Жаном Ануем и показанная режиссёром Семёном Спиваком через призму людских взаимоотношений. На протяжении спектакля Жанна ни разу не предстаёт воительницей в латах, не ведёт за собой полки, не разит эпически врагов мечом на глазах у зрителей. Всё это, если и происходит, то за пределами сцены — лишь упоминается в диалогах. Но постановка звучит как истинный гимн борьбе, высокому человеческому выбору, ода человеческим возможностям.

Жанна, роль которой в спектакле исполняет Регина Щукина, — это девочка в грубом мешковатом свитере, который лишь отдалённо своей крупной вязкой напоминает кольчугу. И тем не менее она сражается — её главная война в пространстве человеческих душ, нравов, характеров. Она победительница слабости, малодушия, нерешительности, растерянности. А главное, неуверенности человека в своих силах. Она — посланник небес, помогающий людям обрести крылья.

Мир, в котором живут герои, будь это деревня или королевский дворец — это дремучий лес, состоящий из металлических стволов-деревьев, напоминающих при этом разрозненные трубы большого церковного органа (сценография Эмиля Капелюша). К одному из деревьев прикреплена фигурка ангела в латах (видимо, Архангела Михаила), который весь спектакль будет с высоты наблюдать за происходящим. Это божий мир, но какой-то разобранный, непроходимый. Два ангельских крыла (тоже разрозненные) будут висеть на деревьях, пока их не найдёт Жанна. Одно она отдаст своему другу Лаиру — как знамя, с которым французская армия пойдёт в бой. Под вторым крылом в финале сама, следуя своему предназначению, принесёт себя в жертву — крыло станет знаменем её личного костра.

Актёрская игра в спектакле наполнена мощным током упоённого проживания и драматизма. Образ короля Карла, воплощённый Сергеем Барковским, – одна из больших побед этой постановки. Слабость и подчинённость короля всем окружающим воплощена им буквально — в образе большого ребёнка. Его герой затравлен властной матерью (глухо упакованной в строгое чёрное одеяние королевы Иоланты — Екатерины Морачевской, которая взрослому сыну в качестве вознаграждения всё ещё продолжает предлагать грудное молоко), жёстким амбициозным архиепископом (Валерий Кухарешин), алчной любовницей (Александра Бражникова), претенциозной женой (Надежда Рязанцева). В своём королевстве Карл является не более чем бутафорией, обёрнутой в нарядный фантик — таковой кажется его мантия с блестящим, фольгированным подбоем. Прическа Карла имеет вид инфантильных кудряшек, вместо трона у него маленький стульчик, он взбалмошен и отходчив, надувает губы, капризничает и ломается как ребёнок. И тем сильнее обнажается драматизм героя, когда он вдруг говорит Жанне: «Я понимаю больше, чем все обо мне думают». Король не просто ребёнок, он осознанно не даёт себе вырасти из-за страха перед своей истинной, «взрослой» функцией. Не бояться стать настоящим королём его учит Жанна. Как и своего друга Лаира учит не бояться своей миссии. Это и есть основная мысль спектакля: каждый человек, осознающий своё призвание, не должен бояться его осуществлять…

Вместе Барковский и Щукина демонстрируют пример знаменитого режиссёрского «петелька-крючочек». Диалоги в этом дуэте превращаются в непрерывное взаимодействие на одном дыхании, а вдохновенные взгляды на авансцене запускают в зале незримые токи сопереживания.

Историческая значимость образа Жанны д’Арк обозначена в спектакле интересным образом. Огромное, подсвеченное ярко алым светом, колесо прокатывается по чёрной линии задника сцены. Как видение Жанны, которое является предзнаменованием её мученичества (по ассоциации с колесом св. Екатерины). В один из моментов её колесо соединяется с колесом Карла, и возникает картина какой-то собирающейся адской машины, крутящей события Вселенной. И Жанна попадает в эти жернова истории.

В финале, когда героиня подписывает отречение от собственных деяний, от этой машины остаётся лишь маленькое колёсико, похожее на выпавшую шестеренку, валяющуюся без оси, в стороне. Словно осколок страшной, но великой жизни, которая вдруг не состоялась. Если бы Христос, воскресив Лазаря, превратив воду в вино и совершив множество других чудес, вдруг отказался бы подняться на Голгофу, то он не был бы уже Христом. Так и Жанна д’Арк, подняв короля на борьбу, освободив народ Франции, но отказавшаяся идти на костер, перестала бы быть Жанной д’Арк. Чтобы остаться самой собой, героине остаётся только одно — пройти свой путь до конца...

В начале спектакля в сценическом лесу слышна громкая звонкая трель жаворонка. Он словно со щебетом повисает над землёй, как это часто делают жаворонки, а в конце спектакля улетает навсегда в вечность. Редеет в финале и лес — и половины его на сцене больше нет. Между оставшихся «стволов» вперёд вдаль уходит светлая дорога. Сняв гибелью с себя груз своей доли, Жанна становится просто маленькой девочкой, которая будет теперь счастливой...
Спектакли Семёна Спивака всегда сопровождает оптимизм, нежная забота о человеке, любовь и понимание. О творческом и жизненном пути режиссёра, о его собственном предназначении рассказывает недавно вышедшая книга «Вертикаль Семёна Спивака», которую написала о мастере литературный и театральный критик, писатель, Наталья Старосельская (автор книг о Г. Товстоногове, Н. Гундаревой, К. Лаврове и других известных людях культуры). Вертикаль здесь — символ того, что путь человека, исполняющего свою истинную миссию, идёт только вверх. Как и путь героини «Жаворонка».