Важная информация! Посещение спектаклей с 30 октября.

ПОСЛЕ «ГРОЗЫ»

    Источник - Театрал №11, ноябрь 2012 года

    Текст - Мария КРОСС

    «На Фонтанке» продолжают изучать маленького человека

    То что Семен Спивак обратился к роману «Идиот», вполне закономерно. В течение уже долгого времени режиссера волнует тема человека с «лица не общим выраженьем» - мечтателя, идеалиста, романтика. Подтверждения тому - его Катерина в «Грозе» (премьера 1993 года) и Дон Кихот из спектакля по пьесе Булгакова (премьера 2008 года) - люди «не от мира сего», не согласные жить в состоянии разлада со своей душой. Закономерно появление в этом ряду и князя Мышкина.

    Высокий молодой человек в мешковатой оде­жде с блаженным выражением лица неторо­пливо выходит из-за кулис. Окинув взгля­дом зрительный зал, он проходит к центру сцены и поворачивается лицом к фронтальной серой панели, на которой, как на экране огромного компьюте­ра, проецируется «стрелялка» начала 1990-х. Расстрел, еще один расстрел, еще один... Таковы правила мира, ко­торому противостоит Мышкин. Только он один не пройдет в пространство «по ту сторону» серой панели, где позже будет полыхать адский огонь камина, в кото­рый Настасья Филипповна предложит броситься Танеч­ке, спасая горящие сто тысяч...

    На протяжении всего спектакля видна инсталляция, вос­производящая монитор компьютера. Убывание заряда в его батарее - одно из средств спектакля, вкупе с други­ми подчеркивающее трагизм происходящего. К концу спектакля заряд батареи кончится...

    Князь Мышкин в исполнении Анатолия Друзенко похож на святого с православной иконы - физически силь­ный, но смиряющий себя человек. Семейство Епанчиных он очаровывает не столько красочными рассказа­ми, сколько кротостью, готовностью принимать людей такими, как они есть, как их задумал Бог. Мышкин по­хож и на Белого рыцаря из современного фэнтези, про­тивостоящего злу. Недаром Аглая читает князю стихо­творение Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный...» Впрочем, рыцарь окажется по­верженным,

    когда Ганя Иволгин в третий раз публично назовет его идиотом. Спектакль населен многочислен­ными и столь важными для Дос­тоевского «маленькими людьми».

    Замечателен Фердыщенко (Анд­рей Зарубин) - легкий, верткий, как бес. Интересны мелкий чиновник Лебедев (Денис Ворошилов, Сергей Яценюк), мгновенно с гибкостью пластилина пере­страивающийся с целью угодить богачу Рогожину; гене­рал Иволгин (Николай Иванов), подобно урагану врыва­ющийся в пространство спектакля...

    Но, пожалуй, самый мощный образ спектакля - нервная и страстная Настасья Филипповна. Благодаря трагиче­скому темпераменту молодой актрисы кульминацион­ная сцена званого вечера достигает накала. А заключи­тельный момент, когда Рогожин со товарищи поднима­ют Настасью Филипповну с разведенными в стороны руками, вырастает до символической картины поруган­ной и распятой красоты.

    Как известно, город стоит до тех пор, пока есть в нем хотя бы один праведник. Но вот Мышкин покидает сце­ну, и заряд батареи сценического интерфейса кончает­ся. Устоит ли этот мир, если в нем не будет Мышкиных? Спек­такль производит впечатление не эскиза, а завершенного и цельного произведения, ведь символическим театральным языком в нем обозначены клю­чевые мотивы романа.