АКТРИСЫ-ТИФЛОКОММЕНТАТОРЫ О ТОМ, КАК ГОТОВЯТ СПЕКТАКЛИ ДЛЯ НЕЗРЯЧИХ

Источник – Петербургский дневник от 14 марта 2022 года

Текст – Марина ПАНОИНТЕ 

24 и 25 марта в Молодежном театре на Фонтанке впервые пройдет показ спектаклей «Семья Сориано, или Итальянская комедия» и «Наш городок», адаптированных для людей с полным или частичным отсутствием зрения. Тифлокомментирование – это лаконичное, но при этом подробное описание предметов, действий и явлений, происходящих на театральной сцене, которое помогает зрителям с нарушением зрения проникнуться атмосферой спектакля. «Петербургский дневник» встретился с актрисами Молодежного театра на Фонтанке Мариной Ординой и Ириной Полянской, которые впервые выступят в роли тифлокомментаторов и поговорил с ними о специфике этой работы, процессе обучения и ответственности, которая ложится на их плечи.

– Расскажите, пожалуйста, как появилась идея принять участие в этом проекте?

Ирина Полянская: 

 В прошлом году нашему театру поступило такое предложение. Примерно в сентябре всем сотрудникам от имени руководства театра был брошен клич, что есть возможность обучиться тифлокомментированию. Конечно, в Москве это движение началось гораздо раньше, и у них есть уже гораздо больше опыта, чем у нас на сегодняшний день. В Москве уже существуют очень хорошо откомментированные спектакли. В Питере это движение, по сути, только начинает развиваться. Вообще, лично меня очень радует, что в нашем государстве, наконец, появился такой запрос: обратить внимание на людей, которые всю жизнь или часть жизни проводят в темноте.

Марина Ордина:    – Вообще, это грантовый проект, одним из организаторов которого выступает Ия Ростомашвили – она педагог и сама слабовидящий человек, который по факту является получателем этой услуги. Именно поэтому Ия очень хорошо разбирается в проблеме и знает, что нужно и важно людям с таким ограничением по здоровью.

Что касается самого обучения, то оно стартовало в ноябре прошлого года. За это время у нас была возможность пообщаться с разными людьми. У нас проходили мастер-классы, которые вели как поздно ослепшие люди, так и от рождения незрячие. Мы напрямую от них получали запросы, чего бы они хотели, как они себе представляют этот процесс. Это же, по сути, получается, новая профессия, по которой создан ГОСТ – требования, как это все правильно делать и так далее.

– Насколько, на ваш взгляд, эта услуга востребована в нашем современном обществе?

Марина Ордина:

– На самом деле, у нас в обществе огромное количество незрячих людей. И, согласно прогнозам, в ближайшем будущем их будет гораздо больше в связи с огромной зрительной нагрузкой и так далее. Тенденция количества роста слабовидящих людей растет, а не уменьшается, несмотря на все достижения науки и медицины.

Ирина Полянская:

– Незрячие люди, так же как и все, работают, трудятся. Например, среди них много преподавателей, некоторые являются профессорами, или же занимаются ручным трудом. Очень много айтишников. Но проблема в том, что они в принципе лишены полноценного мироощущения вокруг себя. И мы, насколько это от нас зависит, стараемся помочь.

– Верно ли то, что есть несколько основных школ по методике обучения тифлокомментаторов?

Марина Ордина:    – Это действительно так. И у каждой школы есть свои нюансы, некоторые расхождения во взглядах на преподавание. Но в этом разговоре хотелось бы сделать акцент на другое – главное то, что в нашем обществе этому вопросу уделяется все больше внимания. Например, в Губернском театре уже давно идут спектакли с тифлокомментариями. У нас в городе два театра, которые уже работают в этом направлении. И вот сейчас наш свеженький выпуск после обучения – 8 новых тифлокомментаторов. И в рамках фестиваля, который сейчас проходит в Петербурге, это и будут пробы нашего свежеприобретенного мастерства. Итого всего 4 театра нашего города – из более, чем 70 театров, которые есть у нас вообще. Конечно, целевая аудитория, для которой мы проделываем эту работу, должна иметь возможность выбирать и ходить на те спектакли, которые им интересны. А не только те два, которые мы подготовили на данный момент. Важно, чтобы количество таких постановок росло.

Ирина Полянская:  – Что касается разницы школ, то лично я глобальной разницы не увидела. Наоборот, мне кажется, что все мы делаем одно общее дело – очень важное и полезное. Например, находясь на учебе и понимая изначальную разницу между подходами школ, вообще не увидела каких-то недочётов в тифлокомментировании спектакля, который был нам продемонстрирован в виде примера в рамках обучения московскими тифлокомментаторами. На мой взгляд, все очень ясно, четко и понятно. Грубо говоря, закрываешь глаза, слушаешь комментарии и понимаешь, чувствуешь, что происходит на сцене. Единственный выгодный нюанс в том, что у московской школы есть паузы, небольшие промежутки между фразами и последующими действиями актеров, в которые тифлокомментатор успевает дать свои пояснения. Это очень важно. Например, разница с сурдопереводом в том, что если он идет параллельно действию на сцене, то тифлокомментарий только в паузах между речью артистов. А артисты иногда говорят и параллельно делают множество действий, и описать это невероятно сложно.

– Как проходило обучение?

Марина Ордина:    – Ия Ростомашвили – наш педагог и сама слабовидящая, рассказывала, поясняла нам многие нюансы. Она показывала кусочки фильмов с тифлокомментариями. Мы общались с незрячими людьми, чтобы узнать, как правильно его встретить в театре, помочь найти свое место в зале. Кроме того, мы сами пробовали закрывать глаза, надевать маски и почувствовать себя в этой шкуре, например пройтись по лестнице, когда ты не знаешь, где будет первая, вторая, третья ступенька, и так далее. Мы ходили в музеи. Есть очень интересные выставки в местных музеях, адаптированные под слабовидящих и невидящих людей. Там есть множество художественных объектов, и можно все это «посмотреть» пальцами – потрогать, услышать комментарии и описания. Нам было очень интересно.

Ирина Полянская:  – Кроме того, нам давали основы психологии незрячих людей. Поясняли особенности их восприятия. Очень хочется своими комментариями донести до людей и художественный образ, и ясность происходящего на сцене.

– Какие категории зрителей являются целевой аудиторией для тифлокомментирования?

Марина Ордина:    – Есть разные категории. Нас знакомили с ними во время обучения. Есть люди изначально незрячие. Есть люди поздно ослепшие, которые, возможно, до потери зрения ходили в театры и хотели бы дальше продолжать это делать, получая удовольствие и эмоции. Ведь в первую очередь люди идут в театр за эмоциями, а не за какой-либо информацией. Также есть люди с остатком зрения – они видят очертания или световые пятна и так далее. Но в своей работе мы ориентируемся на ту категорию, которая не видит вообще, без зрительного опыта.

– Присутствует ли в вашем деле импровизация?

Марина Ордина: 

– Конечно, существует, так называемый, «горячий» тифлокомментарий, в котором импровизации много. Его осуществляют очень опытные в этой профессии люди. Но мы учились на театральных тифлокомментаторов, мы должны суметь передать действие, происходящее на сцене в данный момент. Нашей задачей стало от начала обучения и до фестиваля сделать подготовленный тифлокомментарий. Заранее рассчитать время – сколько у нас есть секунд для того, чтобы дать комментарий, пока не заговорили артисты, или не заиграла музыка, или не началось какое-то шумное действо, во время которого невозможно комментировать.

Ирина Полянская:  – На самом деле, полностью подготовить все заранее просто невозможно. Поэтому у нас будет и горячий тифлокомментарий, и в первую очередь подготовленный. Здесь мы в выгодном положении в том смысле, что будем комментировать спектакли, которые уже давно идут в нашем театре, и мы их очень хорошо знаем. Мы хорошо знаем посыл того или иного спектакля. Что идет нам в плюс.

– Что было самым сложным во время обучения?

Марина Ордина:    – На самом деле очень сложно вербализировать то, что ты видишь. Потому что для нас это настолько естественно, мы настолько привыкли с рождения все видеть , что взять и описать какое-либо действие очень сложно. Тем более, сделать это так, чтобы человек, который не видит, понял, что происходит. Например, какая ситуация сложилась на сцене, во что одеты действующие лица, какое у них настроение и так далее. Это очень непростая задача.

Один из постулатов тифлокомментария – это объективность и нельзя опережать действие на сцене своими комментариями. Объективность – тоже понятие двойственное. А оказаться полностью объективной – это очень сложно. Личность комментатора все равно так или иначе отображается на его работе. Если взять 10 разных спектаклей и 10 комментаторов – это будет десять разных комментариев.

Ирина Полянская:  – Это очень интересный вопрос. Многие незрячие зрители возмущаются, когда комментаторы дают свою оценку происходящему на сцене. Например: ей (героине пьесы) плохо или душевно неспокойно. Зрители по голосу, интонации актеров могут воспринять их состояние одним образом, а комментатор говорит иное. Поэтому, мне кажется, важно пытаться быть субъективно-объективной. То есть быть честной по отношению к тому, что ты видишь на сцене, но не играть вместо артистов. Это очень непросто. Когда вы находитесь в чувственном ряде спектакля, оставаться совершенно без эмоций и не подключаться к тому, что ты видишь.

– Как организована техническая часть тифлоклмментирования?

Ирина Полянская:  – Зрителям с ограничениями по зрению выдаются специальные наушники. На данный момент в нашем театре их 10 штук, то есть единовременно в зале могут находиться 10 зрителей с ограничениями по зрению. Мы располагаемся в специально отведенной комнате, где нам по монитору транслируется происходящее в данный момент на сцене. Мы даем свои комментарии в специальный микрофон, который передает нашу речь в наушники зрителей.

Кроме того, весь персонал театра тоже был проконсультирован, как встречать зрителей с ограничениями по зрению, как проводить в зал и так далее. Но чаще всего такие зрители приходят с кем-то из друзей, родственников.

На сегодняшний день под зрителей с ограничениями по зрению адаптировано два спектакля нашего театра – «Семья Сориано, или Итальянская комедия» и «Наш городок». Чтобы их посетить, нужно заранее связаться с администрацией театра.

– Насколько на сегодняшний день эта услуга востребована?

Марина Ордина: 

– Как показывает практика, пока большого ажиотажа нет. Возможно, это связано с тем, что люди пока плохо информированы о том, что такая возможность вообще существует. Те, кто не является слепым от рождения и ранее ходил в театры, сейчас продолжают посещать театры. А тех, кто никогда не ходил, важно приобщать к этой культуре. Важно расширять их возможности, помогать выйти из своеобразной скорлупы. Поэтому наша основная задача – подарить людям возможность получать эмоции.

Ирина Полянская:  – Отчасти задача фестиваля, который сейчас проходит в нашем городе, и состоит в том, чтобы рассказать о такой возможности как можно большему количеству людей. Распространить эту информацию по библиотекам для незрячих и другим источникам информации. Это очень важно.