«НОВЫЙ ГОЛУБОЙ ОКЕАН». КАК ДИЗАЙНЕР ИЗ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В ПАНДЕМИЮ ОБЪЕДИНИЛА ТЕАТР И МОДУ

ИсточникИА «ТАСС» от 8 апреля 2021 года

Беседовала Юлия ЕРМИЛОВА

 

 
Дизайнер женской одежды Виктория Тишина рассказала, как актрисы за одну фотосессию «могут вдохнуть целый вагон эмоций в атласную рубашку, платье, джемпер и пиджак», какое отношение к этому имеет стратегия голубого океана и как даже в самый разгар кризиса оставаться в состоянии «потока»

Дизайнер женской одежды Виктория Тишина во время коронавируса придумала проект по взаимному продвижению fashion-дизайнеров и театров в Санкт-Петербурге, который в том числе поддержали и власти города. Корреспондент ТАСС поехала в Северную столицу и узнала, как актрисы за одну фотосессию «могут вдохнуть целый вагон эмоций в атласную рубашку, платье, джемпер и пиджак», какое отношение к этому имеет стратегия голубого океана и как даже в самый разгар кризиса оставаться в состоянии «потока».



Модельер и основатель Модного дома Виктория Тишина выросла в Санкт-Петербурге, бизнесом начала заниматься там же — еще с 90-х годов. В бэкграунде у нее немало достижений: отмечена Министерством промышленности и торговли РФ, властями своего родного города, на ее промышленную коллекцию в положительном ключе обращал внимание и известный модельер Вячеслав Зайцев. Но в первую очередь для Виктории, по ее словам, важны женщины, которых она одевает. А одежду она делает для таких же, как она сама: умных, успешных девушек, которые «берут от жизни все».

«Создавая свои коллекции, я всегда задаю себе вопрос: а чего хочет женщина в данный момент? Ответы могу найти на деловом мероприятии, послушав мотивационное выступление, увидев романтичный взгляд в парке, заметив на торжественном вечере счастливую улыбку, увидев необычный образ тихим вечером на одной из улочек Питера. Но если коротко — в моей одежде внутреннее и внешнее всегда неразрывно связаны. Такой вот подход», — отмечает Виктория.

Дизайнер объясняет, что ее одежда выражает эмпатию и ту эмоцию, которую женщина хочет показать своему окружению и среде сейчас, надев что-то из вещей ее коллекции. При этом Виктория отталкивается от того, что эта среда постоянно меняется. Так, она ориентируется и на современные тренды, и на цифровые технологии. Если еще недавно миллениалы носили костюмы с кроссовками, «потому что это просто, удобно и красиво», то сегодня следующее поколение диктует больше «цифрового комфорта, больше динамичности и внутреннего стиля, транслируемого на внешнюю жизнь, и больше повседневного удобства в носке».

«Чтобы одежда красиво смотрелась в аккаунтах Instagram и Facebook. При этом чтобы в одном образе можно было эффектно смотреться на деловом обеде, у друзей на вечеринке или на свидании, не переодеваясь для всего этого по несколько раз. А также чтобы еще и запомниться в этом образе — так сказать, отпечататься у людей в памяти. Сегодня это парадигма жизни — максимальный комфорт с индивидуальной чертой», — отмечает модельер.

Экология сердца и театр эмоций — как новый смысл, проект и тренд

Виктория признается, что до всего этого она дошла не сразу. Это постоянное обучение и поиски нового типа мышления. Например, она обучается на различных форсайт-сессиях, где разбираются работы известного ученого и экономиста австрийского происхождения Питера Друкера (сформировал теорию об инновационной экономике и предпринимательском обществе; в основе теории Друкера лежит его представление о новом информационном обществе, характеризуемом постоянными изменениями) или «Стратегия голубого океана» (авторы — Чан Ким и Рене Моборн из Института стратегии голубого океана из INSEAD, европейской топ-бизнес-школы; как поясняют авторы, стратегия голубого океана — это стремление одновременно дифференцировать свой бизнес и обеспечить низкие цены, чтобы завоевать новое рыночное пространство и создать новый спрос). В случившуюся пандемию весной прошлого года она прошла очередную сессию и сформировала совершенно новый для себя проект.

«И вот на таких сессиях формируются мои бизнес-идеи и идеи для новых коллекций. На одной из последних сессий я поняла, что мне в моей сфере нужно сформировать новый эмоциональный поток: поток нового восприятия одежды, действий, декораций — вот этого целого набора театра эмоций. Нам важно было не заходить в период коронавируса, если говорить словами Кима и Моборн, в зону красного океана — так называемую конфликтную зону. Нужно было сформировать «новый голубой океан», поэтому я вспомнила, что сегодня есть тренд на экологию, связанный с последними изменениями климата. А что если задать тренд на экологию сердца? Оно ведь тоже испытывает токсичность из-за плохих новостей и многих других сложностей в жизни. И в эпоху пандемии людям точно нужен проект, позволяющий немного по-другому взглянуть на личность человека. Случайно вспомненная на обучении летняя фотосессия одежды 2020 года в Питере, где участвовала молодая актриса из Молодежного театра на Фонтанке, ее эмоции, глаза — не обычной модели, а личности, — привела к тому, что родился этот проект. Пазл сложился. Мы решили объединить психологию моды и театра в одном лице, в серии фотосессий, где модели — только артисты театров со своим опытом, своим актерским драйвом и со своим особенным кодом личности, способным изменить поле вокруг нас. К слову, впоследствии я не ошиблась — тот отклик общества в социальных сетях, который мы сегодня получаем, только подтверждает это, а еще отклик со стороны властей и других театров», — отмечает дизайнер.

При этом Виктория признается, что в этот коронавирусный период получила поддержку не только от образовательных сессий, но и от государства. К слову, оборот ее компании в 2020 году просел на 40% по сравнению с 2019-м. При помощи Корпорации МСП (Корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства) она узнала о так называемой программе ФОТ 2.0, которая давала беспроцентный заем на выдачу зарплат сотрудникам с возможностью полного списания при условии сохранения кадров. Предпринимательница «спокойно подалась» и получила такой кредит от МСП Банка (дочерняя структура Корпорации МСП). Это не только помогло сохранить бизнес, но и дало возможность начать новый проект. В партнерстве с Центром развития и поддержки предпринимательства Санкт-Петербурга Виктория запустила проект с театрами, назвав его «Жизнь. Мода. Театр. Феномен преображения». Театры предоставляют своих актеров для фотосессий, а Центр предпринимательства на льготных условиях поддерживает проект через социальные сети, а также обеспечивает коммуникацию между всеми участниками. Сегодня к проекту присоединились примерно 15 дизайнеров и другие государственные театры, среди которых — Театр юных зрителей им. А.А. Брянцева (один из первых профессиональных репертуарных детских театров мира). Главная цель проекта — продвижение региональных брендов в условиях постковидной экономики, а для театров это также возможность заявить о себе с другой стороны, найдя таким образом новые каналы продвижения.

Актеры вне сцены — правда или действие?

Молодежный театр на Фонтанке стал первым театром в рамках проекта «Жизнь. Мода. Театр. Феномен преображения».

К слову, театр не самый обычный. По традиции большая часть служащих там актеров являются учениками художественного руководителя театра Семена Яковлевича Спивака (народный артист Российской Федерации, с 1989 года – главный режиссёр Молодёжного театра, художественный руководитель Молодежного театра на Фонтанке с 1992 года).

«У Семена Яковлевича [Спивака] своя мастерская в петербургском Институте сценических искусств. И 60% нашей актерской труппы — его ученики, которые уже, собственно, при непосредственной учебе в институте понимают друг друга с полуслова. Такая у нас сложилась традиция», — отмечает директор театра Ольга Романецкая.

Говоря о совместном проекте с модельерами, она отмечает, что решение сказать «да» было спонтанным и отчасти «эмоциональным» в самом хорошем смысле этого слова.

«Семен Яковлевич и я, особо не задумываясь, сразу сказали "да" этому проекту прошлым летом. Даже если бы не случилось пандемии, согласились бы все равно. Предложение было интересным и необычным. На самом деле театр и мода очень похожи: одежде придают большое значение и там, и там. В театре есть художник по костюмам, его цель иной раз — передать в спектакле настроение целой эпохи. Но спектакль заканчивается, а жизнь актрисы продолжается. Она дальше живет своей жизнью, одевается в другую одежду, отражающую другие эмоции. И мы подумали, что точно так же на фотосессии можно вдохнуть эмоцию, красоту, настроение дня в атласную рубашку, платье, джемпер и пиджак. И получится интересный эксперимент. Так и произошло", — говорит Ольга, подчеркивая, что проект был полностью некоммерческим.

При этом она признается, что в период начавшегося коронавируса театру было весьма непросто.

«18 марта 2020 года нам объявили, что мы играем последний спектакль. Я отчетливо помню, что тогда у нас шли "Звериные истории" (спектакль по пьесе американского драматурга Дона Нигро — прим. ТАСС). Было очень символично уходить на карантин философским спектаклем, где от имени зверей раскрываются людские страхи, мечты, порывы и поступки. И вот мы доигрываем, 


занавес, а дальше нас закрывают на неделю, а потом на месяц. Мы, конечно, на это не рассчитывали — билеты на часть постановок на март и апрель были полностью проданы. Пришлось экстренно переносить спектакли», — вспоминает Ольга.

По ее словам, если сначала актеры радовались, что «можно немного передохнуть», то в мае все настойчивее спрашивали про репетиции и просили сцены «хоть на десять зрителей».

«Поэтому такая синергия с дизайнерами, в частности с Викторий Тишиной, была для нас еще одним глотком воздуха, возможностью быть выше, над всей этой коронавирусной историей, не прятаться, показать свои эмоции, соединить наш культурный код, где театры и мода — одно лицо. Так, с помощью проекта мы продемонстрировали городу, жителям и туристам, что мы — здесь, не сдались, а находим новые возможности для коллабораций. И в этом действии — наш самый искренний ответ на все сложности 2020 года», — с улыбкой отмечает Ольга.

Так, актрисы театра Светлана Строгова, Наталья Третьякова, Регина Щукина в коллекции одежды Модного дома Виктории Тишиной в фотосессии показывали один день из жизни актера. Так называемое закулисье — от нанесения грима до репетиции на сцене, где каждая из актрис, одеваясь в образ, показывала определенную эмоцию: «...от шутки и чертиков в глазах до серьезной улыбки и задумчиво-романтичного взгляда».

«Изначально мы предлагали участников разных возрастов, от 20 и выше, но как-то так сложилось, что в проекте участвовали актрисы старше 30 лет. Это был выбор Виктории [Тишиной]. При этом выбор в отражении эмоции каждого образа полностью оставался за актрисами, никто никого не ограничивал в данном случае. В этом был весь челлендж — показать спонтанные истинные чувства в данный момент», — объясняет директор театра.

Сама Ольга тоже из тех героинь, для которых творит Виктория Тишина: она в театральной сфере уже больше 20 лет, училась на продюсера, начинала с билетера, директором работает уже третий год. По ее словам, она давно знает, для чего работает каждый день, «неважно, в какой должности», и старается «всегда отдавать максимум». Ольга признается, что никогда не стремилась быть директором, все решил банальный случай: прошлый директор ушел из жизни, и художественный руководитель предложил ей должность, а до этого она была заместителем директора. А так в работе ей, естественно, нравится результат, когда видно, что все не зря: когда идут спектакли, билеты распроданы, декорации и костюмы на уровне, когда волной выходят ошалевшие восторженные зрители, когда овации — «вставая и хлопая», когда «счастье гуляет по театру и не раздумывает уходить». У нее спокойный, доброжелательный и сосредоточенный взгляд, кажется, что она знает все про многозадачность и «не упустит ни одной детали», но стоит спросить про любимый спектакль, как глаза мгновенно откликаются теплом, а губы непроизвольно складываются в улыбку. И перед тобой уже не просто руководитель — а человек, который любит театр и все, что с ним связано.

«Сложно говорить о любимых спектаклях. Но когда я только пришла, посмотрела "Жаворонок" (пьеса-диспут начала 1950-х о Жанне д'Арк, размышления французского драматурга Жана Ануя о судьбах Франции — прим. ТАСС) в постановке Семена Яковлевича Спивака. Это было до моего прихода в Молодежный театр — мне как раз сделали предложение о переходе. Я плакала, это были такие эмоции от просмотра, они непередаваемые, это надо сидеть в зале, смотреть, чувствовать и осознавать. И в самые непростые периоды своей жизни я вспоминаю эту постановку — и становится легче. После того самого просмотра я решилась на переход, это был 2011 год», — рассказывает Ольга.

Когда я спрашиваю ее о несбывшихся мечтах, ошибках, сожалениях в театральной карьере, она смеется и говорит однозначное «нет».

«Ну что вы, ни разу в жизни. Депрессия была, осознание определенного бессилия в пандемию было, но вот пожалеть о выбранной сфере, конечно же, нет — ни разу не было. Работать в театре и с таким режиссером, как Семен Яковлевич, — это большая удача. А чтобы театр работал, да, чувства и эмоции нужны, в том числе и в моей работе директора. Для нашего театра очень важен положительный эмоциональный градус», — поясняет Ольга.

По ее словам, когда зритель покупает билет и приходит на спектакль, он получает и сиюминутную эмоцию, и дальнейший эмоциональный посыл, чтобы задуматься о жизни где-то внутри себя.

«При этом любой наш спектакль, даже самый грустный, всегда дает надежду на хорошее и волшебное. Ведь без этого нельзя, особенно в пандемию. Поэтому еще раз, отвечая на ваш вопрос — почему мы помимо практической пользы согласились на столь нетипичный для нас проект, — не задумываясь, говорю: этот проект дарит веру в лучшее, даже если кажется, что все плохо. Ведь когда веришь, все сбывается, а наш ангел («Петербургский ангел» находится в Измайловском саду, прилегающем к Молодежному театру на Фонтанке; скульптура посвящена поколению, пережившему Гражданскую войну, голод, репрессии, блокаду, но сохранившему любовь к жизни, интерес к людям — прим. ТАСС) нам в этом помогает!» — заключает Ольга.

Тренд на необычные коллаборации

Глава Центра развития и поддержки предпринимательства Санкт-Петербурга Лев Кузнецов отмечает, что в России это первый подобный проект. Он надеется, что полученный всеми участниками опыт может быть полезен и использован другими регионами, в том числе не только в fashion-индустрии.

«Cмотрите, какой основной посыл — не только в fashion-индустрии в период пандемии наблюдался спад, в других отраслях тоже. Например, это та же отрасль туризма, ресторанной индустрии. В общем, общемировой тренд заключается в том, что сейчас при восстановлении экономики и отдельных секторов бизнеса, которые простаивали длительное время или не работали в том формате, в котором им было привычным всегда работать, шансы на успех у тех, кто готов применять нестандартное мышление», — отмечает Лев.

При этом он добавляет, что со стороны госсектора тоже есть тренд на «поддержку таких необычных предпринимательских проектов». Так, в качестве примера он привел историю с австралийским авиаперевозчиком Qantas и их рейсами для стимулирования полетов внутри страны, так как жители Австралии не могут выезжать за границу из-за ограничений, связанных с пандемией COVID-19.

«Вот хороший пример в Австралии — проект с названием «Таинственное путешествие». Когда человек покупает билет и он не знает, куда он полетит. Это уже обошло весь мир и все мировые СМИ. И все мы теперь знаем, что в Австралии родился такой проект. Наша история про моду и театр — это подобный проект. Необычная коллаборация, с одной стороны, с другой — позволяет продвигаться и культурной сфере, и театрам, с которыми мы будем работать, и модным домам», — подчеркивает директор центра.

Сам Центр развития и поддержки предпринимательства не только кооперирует участников между собой, приглашая новых, но и активно продвигает проект в социальных сетях и СМИ. И по словам Льва, они готовы помочь с организацией проекта и на федеральном уровне.

И кажется, что еще немного — и все получится: проект полетит по всей России. И сразу вспоминаются слова участницы проекта, актрисы Молодежного театра на Фонтанке Регины Щукиной в недавно отыгранной постановке «Три сестры» (пьеса в четырех действиях А.П. Чехова, написанная в 1900 году): «Летят перелетные птицы, журавли например, летят и летят, и какие бы мысли, высокие или малые, ни бродили в их головах, все же будут лететь и не знать, зачем и куда. Они летят и будут лететь, какие бы философы ни завелись среди них; и пускай философствуют как хотят, лишь бы летели».