«Вечная история на новый лад»

Источник — «Газета "Вечерний Петербург"» от 06 августа 2021 года
Текст — Екатерина ЭММЕ
Молодежный театр на Фонтанке открыл свой 43-й сезон. В афише – любимые зрителями спектакли. И конечно, премьера – «Кабала святош / Мольер» по пьесе Михаила Булгакова в постановке художественного руководителя театра Семена Спивака.

«Меня привлекла личность учителя многих поколений драматургов – комедианта на сцене, неудачника, меланхолика и трагического человека в личной жизни…» – говорил об этой пьесе сам Булгаков в одном из интервью. Однако и критики, и режиссеры в большинстве случаев выводят на первый план тему взаимоотношений художника и власти. Всегда актуальную, для каждого из творцов имеющую свой привкус, личное прочтение.

Семен Спивак в Молодежном театре попытался от этой традиции отойти: «Стоило ли ставить новый спектакль, чтобы просто повторить конфликт между художником и властью?» Получилась… вечная история на новый лад.

На сцене четко выстроены три мира. Мир театра – яркий, живой, переменчивый, не имеющий привязки к конкретному времени. Мир властей предержащих – слепящий белоснежными одеждами, холодным светом и красными всполохами, очерченный жестко и лаконично. Между ними – мир святош, Кабалы, словно тень, отбрасываемая… с обеих сторон. Тень государственной машины, паутиной оплетающая театр жизни. Тень театра, тревожная, непредсказуемая, опасная для тех, кто все хоче­т держать под контролем.

И нет среди персонажей однозначно положительных или отрицательных, плохих или хороших. Людовик Великий, корол­ь Франции (Андрей Шимко­) откровенно симпатизирует Мольер­у, которого вынужден отдать на заклание. Ему и обидно, и неловко, но положение обязывает. Захария Муарро­н, знаменитый актер-любовник, приемный сын Мольер­а, предавший его дважды (Сергей Яценюк), обворожителен в своей наивной наглости и пронзительно искренен в раскаянии. Маркиз де Шаррон, архиепископ города Парижа (Роман Нечаев) – главная движущая сила темной стороны – и тот не лишен обаяния.

Да и сам Мольер, знаменитый драматург, актер, гений, ведет себя то так, то этак. Он великодушен и жесток, заботлив и эгоистичен, нежен и капризен, очарователен и нелеп… Может быть, именно поэтому зритель верит ему и сопереживает даже его промахам. Сергей Барковский в этой роли, говорят, похож на самого Спивака. И получается, что история эта не только про конфликт с властью (хотя куда же без этого), но и про конфликт тьмы и света в каждом из нас.

Отдельная тема – библейские аллюзии в спектакле. Мадлена Бежар, актриса, покинутая любовница (Светлана Строгова), омывает ноги Мольеру. Великий комедиант бредет на аудиен­цию к королю, поднимаясь по пандусу, словно на Голгофу. Верный Лагранж, актер труппы и ее летописец (Андрей Кузнецов), поддерживает потерявшего сознание учителя – тело обвисает, словно снятое с креста. И уж совсем очевидно построена «тайная вечеря» – прощальное застолье артистов…

Режиссерских находок, выразительных средств в этой постановке так много, что хватило бы на несколько спектаклей. Разных, не похожих друг на друга. Очень ясная, легко считываемая сценография Степана Зограбяна. Не без иронии «построенные», предельно театральные костюмы Софьи Зограбян. Пронзительная музыка Игоря Корнелюка. Яркий, продуманный пластический рисунок (спасибо Игорю Качаеву, режиссеру по движению и самим артистам). И наконец, неуемная фантазия Семена Спивака, на каждой репетиции готового предложить новые ходы, решения, доделывавшего и изменявшего финал вечером накануне премьеры… Все это изобилие не так легко собрать воедино, привести к цельности, которой на первых показах не всегда удавалось достичь. Но в том числе поэтому «Кабалу святош» хочется пересматривать – следить за тем, как она будет меняться, развиваться, разрешать внутренние противоречия.