ТЕАТР – ТЕРРИТОРИЯ ЛЮБВИ

Источник –  журнал Совершенство, ноябрь 2018 года Беседовала Яна ГУБИНА В этом ноябре Молодежный театр на Фонтанке отмечает творческий юбилей Марины Ординой. Ровно 25 лет эта самобытная актриса украшает труппу театра и дарит зрителям радость встреч с ее грациозными, женственными и незабываемо характерными героинями Кэт Хардкэстль («Ночь ошибок»), Полли Пичем («Трехгрошовая опера»), Анджела(«Король-олень»), Мариторнес («Дон Кихот»). Накануне волнующего события мы встретились с Мариной Ординой, чтобы узнать о ее четвертьвековом романе с Молодежным театром, мечтах и творческих планах.
– Марина, а когда к вам пришла убежденность в своем актерском предназначении? И была ли она?
– Уверенность в актерском предназначении ко мне пришла рано – лет в шесть. Интересное совпадение: моя первая роль в театре «Автограф» города Северодвинска в спектакле «Иван- царевич» оказалась и моей первой ролью в Молодежном теа- тре на Фонтанке. Отговаривать меня от решения стать артист- кой было бесполезно. Мама, может, втайне и надеялась, что я вернусь обратно, но она меня всегда очень поддерживала, ей нравилось все, что я делаю, она в меня верила. Приехав поступать, я попала к педагогам, которые с пер- вой консультации решили, что они меня возьмут к себе на курс, но я об этом, конечно, не знала. Поэтому пришлось пережить весь драматизм, который испытывает поступающий. Я очень благодарна своим мастерам – народной артистке России Тамаре Михайловне Абросимовой, профессору РГСИ, заслуженному работнику культуры Ариадне Николаевне Кузнецовой и Ефиму Александровичу Каменецкому, народному артисту России. – Почему решили поступать именно в ЛГИТМиК, а не покорять столицу? – В городе моей детской мечты на артиста учили в одном- единственном институте – на Моховой. Ехать в Москву? Ни за что. Хотя сегодня, если меня спрашивают, я, конечно же, говорю, что нужно ехать в столицу, где снимают кино, где боль- ше возможностей. Меня же очень тянуло сюда. Я полюбила город заочно, как фантазию, как сказку, как мечту… – Какими были ваши первые актерские опыты на профессиональной сцене? Мой курс учился при театре имени Комиссаржевской. Тогда этим театром руководил Рубен Сергеевич Агамирзян, и он сразу же, на первом курсе занял нас в своей знаменитой трилогии «Цари»: «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис». Мы играли монахинь при Иване Грозном. Биография моего персонажа была продумана до мелочей, я знала про «бедную монашку» все: как она сюда попала, где родилась, чем болела в детстве и почему свеч- ку держит так, а не иначе. Это было очень сильное чувство сопричастности, за которое я и люблю театр, ощущение ко- мандной игры – что мы вместе и у нас есть общее дело. Потом меня, восемнадцатилетнюю девчонку, ввели в спек- такль, где играли народный артист России Юрий Корольчук, заслуженный артист России Александр Исаков, народный артист России Валерий Дегтярь, актер и педагог Константин Демидов. Первая репетиция выпала на 8 марта, и взрослые, профессиональные артисты окружили меня таким внимани- ем и заботой! Меня, девочку, которая будет делать первый шаг на сцене, которая так старается и волнуется, что ее никто не слышит даже из партера, не то что с балкона театра имени Комиссаржевской. Уже на последнем курсе я была приглашена в театр Сатиры на Васильевском острове, на тот момент еще не открывшийся. В общем, еще в студенческие годы у меня был довольно богатый опыт общения с ленинградскими театрами. – В 1993 году вы пришли в Молодежный театр. Рас- скажите, как это произошло? – Семен Яковлевич Спивак пришел смотреть один из наших дипломных спектаклей, после которого он отправил Мишу Черняка (заслуженный артист России Михаил Черняк, актер Молодежного театра на Фонтанке. – Ред.) сделать мне предложение прийти в театр, поскольку искал артистку на роль Пол- ли Пичем в спектакле «Трехгрошевая опера». Миша так волновался, выполняя эту миссию, что я не восприняла предло- жение серьезно. Решила, что театр мне не подходит: слишком маленький, слишком близко сидят зрители, а мне хотелось размаха, масштаба. Спустя некоторое время, когда я уже успела поработать в театре имени Ленинского комсомола (ныне Театр-фестиваль «Балтийский дом». – Ред.), я снова пришла к Семену Яковлевичу. В этот раз он сказал, что попасть в труппу я смогу только после показа. В итоге я стала первой артисткой, приглашенной на роль Полли Пичем, и шестой, потому что в процессе работы над пьесой он успел поменять пять актрис. – А что повлияло на ваше решение остановить свой выбор все-таки на Молодежном театре? – Театр – это забег на длинную дистанцию. Видимо, неосознанно я выбирала театр, в котором можно «жить», который похож на дом, в котором труппа – семья. Так что наш театр для меня – территория любви. – «Молодежка» отличается невероятной преданностью актеров своему театру. Расскажите, чем, на ваш взгляд, так привлекателен ваш театр для актеров, чем отличается от других? – Есть такая строчка в прекрасной песне Театра Дождей: «Дело в этом тонком, манком, сумасшедшем Спиваке». Вся наша чудесная компания собралась в этом театре возле его лидера – главного режиссера и художественного руководителя Семена Яковлевича Спивака. – Какие из ваших ролей вам наиболее близки и доро- ги? О каких ролях мечтается сейчас? – Я люблю все свои роли. Мне очень повезло: не играю в спектаклях, за которые мне стыдно. Такой момент однажды был в моей жизни, когда после спектакля в другом театре я думала: «Не дай бог по пути до метро встречу кого-нибудь из зрителей». Я дорожу всеми ролями. Не могу назвать роль, о которой мечтаю, но сейчас такое время, когда ты можешь создать спектакль сам, пусть в маленьком пространстве, но с «твоей» ролью, а если идея еще и заразительная, то можно собрать вокруг нее талантливых и профессиональных единомышленников. – Можно сказать, что вы так и делаете. У вас есть опыт не только актерской, но и режиссерской рабо- ты. Каково это – встать «на ту сторону баррикады» и работать со своими коллегами с новых позиций? – Мы все очень любим моменты отпуска, когда едем за гра- ницу и знакомимся с новыми городами и странами, о существовании которых знали понаслышке. Для меня режиссура – это такая же новая, неизведанная территория, куда я при- хожу в гости. Традиция, когда актеры берутся за постановки, всегда существовала в русском театре. Мне тоже захотелось попробовать, и такая возможность появилась. Я рада, что из моих трех спектаклей два продолжают свою сценическую жизнь. Спектакль «Подруги» по книге Светланы Алексеевич «У войны не женское лицо» идет на сцене родного театра, где у нас сложился замечательный ансамбль, на мой взгляд, лучших драматических актрис Петербурга. Другой мой спектакль идет в музее-институте семьи Рерихов на Васильевском острове. Это работа по единственной дошедшей до наших дней пьесе Николая Константиновича Рериха. В 2017 году пьесе исполнилось 100 лет, и за все это время у нее нет никакой истории постановок. С этим спектаклем мы уже по- бывали в Москве и Петрозаводске, у руководства музея есть также большие планы показать Рериха-драматурга в других филиалах по России. – Что является вашим источником вдохновения как актрисы и как режиссера? – Меня все вдохновляет! Чтобы сохранять творческую энергию, совершенно необходимо обладать умением радо- ваться жизни, особенно в мелочах.