Семен Спивак: «Скорость разрушает душу. Карантин стал нужной остановкой»

Источник - Газета Культура 15.07.2020
Текст - Диана Грин

В этом году Российский государственный институт сценических искусств в Петербурге, как и другие творческие вузы, проводит консультации для поступающих дистанционно.

Новые курсы набирают несколько мастеров. В их числе Семен Яковлевич Спивак, художественный руководитель Молодежного театра на Фонтанке, народный артист Российской Федерации.

— Семен Яковлевич, расскажите, пожалуйста, про вступительные туры. Как они проходят?
— Я могу сказать, что традиционные для театральных институтов вступительные туры придуманы каким-то очень мудрым человеком. Абитуриенты читают нам басню, прозу, стихи, поют и танцуют. Затем, во время третьего тура, играют отрывки из спектаклей (в других институтах может быть по-другому, но у нас так). Потом идет коллоквиум и так далее.

Однако это все только «прикрытие». На самом деле туры придуманы для того, чтобы дать нам возможность и время разглядеть этих ребят. В процессе отбора мы с ними знакомимся — задаем вопросы, сбиваем с толку, предлагаем прочитать стихотворение иначе, представить, что все, о чем идет речь, происходит с ними... Есть мнение, что артист должен быть дураком. Я так не считаю. Я уверен: он должен быть личностью.

Еще когда я учился на втором курсе, мне попалось замечательное изречение Жана Ренуара, кинорежиссера, сына великого импрессиониста. Когда его спросили: «В искусстве важнее “что” или “как”?» (содержание или форма?), он ответил: «Самое важное — кто». Сказано грандиозно.

— Как вы отбираете будущих студентов?
— Для меня имеет значение внутреннее содержание человека, артиста. Я стараюсь набирать людей по духу. И я вижу по выпускным спектаклям, на которые билеты раскупаются в один день, что такой подход себя оправдывает, для зрителя это тоже важно. Еще один критерий — на артиста должно быть приятно смотреть. Он обязан быть обаятельным. Как говорил Михаил Чехов, талант — это обаяние. Ведь театр — это не жизнь, а стихотворение о жизни, иносказание, обобщение. В нем всегда должна быть поэтическая составляющая.

— Когда-то режиссеры, набирая труппу, ориентировались на традиционные амплуа…
— Да, раньше в театре должна была быть труппа артистов, которые могут сыграть «Горе от ума». Я думаю, это неправильно. Я не набираю труппу. И никогда не знаю заранее, что буду ставить с новым курсом. Ведь курс на курс не похож. Спектакль рождается сам. Студенты сами подсказывают, что надо ставить, что их интересует.

— В этом году отборочные консультации проводятся дистанционно. Можно ли познакомиться с человеком с помощью видеовизитки?
— В процессе общения между мастером курса и студентами, между режиссером и артистом должен родиться духовный ребенок — спектакль. Можно ли зачать ребенка дистанционно? Думаю, нет. Даже реальное общение глаза в глаза дает возможность только отдаленно понять, что собой представляет человек, склонен ли он к добру или наоборот…

— Как решаете эту «дистанционную проблему»?
— Мы добились того, что второй тур пройдет в обычном режиме. Воочию. Так же, как третий и четвертый. И все равно будут ошибки. С каждого курса уже в процессе учебы примерно семеро из набранных 30 человек оказываются «за бортом». В этом году сообщили, что мы можем набрать больше, чтобы потом и отсеять больше, но я не думаю, что это хорошая идея. Я отказался набирать целый курс, и наши места мы разделили с другим педагогом. Я предполагаю набрать 17 человек актеров и еще троих режиссеров. — У вас актерско-режиссерский курс? — У нас всегда актерско-режиссерский курс. Мне кажется, это очень важно — чтобы режиссер не играл со своими товарищами-режиссерами, а сразу учился что-то делать с актерами. Ему с самого начала нужно понять, что такое артист. Ведь объяснить это невозможно. Вообще в творчестве многие вещи необъяснимы. Как говорил нам когда-то Георгий Александрович Товстоногов, «мы только разрыхляем ваши мозги». Вот и мы даем только подходы к творчеству, ремесло. А само творчество — это уже высший пилотаж.

— Очень многие из ваших студентов после выпуска остаются в вашем театре. Это связано с тем, что вы редко ошибаетесь при отборе?
— Мы стараемся набирать людей, близких нам по духу, и растим их как своих единомышленников. Сейчас существует система деления на классический и авангардный театр. Это неправильно, это от незнания. В природе, в жизни нет двоичности, есть триада: личинка, куколка, бабочка; рождение, жизнь, смерть. Мне кажется, и в театре должно быть три основных направления: классический, авангардный и современный. Последним мы и занимаемся, он берет все хорошее и из классики, и из авангарда. Мне интересен именно такой театр, нашим выпускникам и нашим зрителям — тоже.

— Самоизоляция стала испытанием для всех, но для людей театра особенно. Есть ли какие-то плюсы в этом смутном времени?
— Это хорошее время для успокоения и торможения. Скорость разрушает душу, а тут случилась остановка. Я сижу в деревне с 9 апреля и только два раза выезжал в город — на вручение ордена (указом президента РФ от 16 апреля 2020 года Семен Яковлевич Спивак награжден орденом Почета. — «Культура») и поливать цветы. За два месяца душа вернулась на свое место — художник ведь работает именно душой. И воображение успокоилось. Как сказал Пушкин, «служенье муз не терпит суеты», а я Пушкину верю на сто процентов.