«ИДИОТ.2012»: ДОН КИХОТ ДОСТОЕВСКОГО

Источник — Musecube, 28 августа 2018 года Текст — Анна НЕВЕРОВА 23 августа на Малой сцене «Молодежного театра на Фонтанке» состоялся 100-ый показ спектакля «Идиот.2012», чему сами актеры и постановочная бригада, если забежать чуть вперед повествования, были несказанно рады: их ликующие возгласы после ухода со сцены были слышны сквозь стены зрительного зала и заставляли улыбаться расходящихся через противоположный выход зрителей. Показ удался и имел несомненный успех: артистов долго не отпускали со сцены, бурными аплодисментами и криками «браво» прося вновь и вновь вернуться на поклон.
Первоначально спектакль создавался как студенческая работа III актёрского курса мастерской Семена Спивака в Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства. Однако театр принял решение включить спектакль в свой репертуар.
Продолжительность спектакля вполне привычная зрителю — чуть более двух с половиной часов. А вот когда наступает антракт, и понимаешь, что последним сыгранным перед ним эпизодом стала сцена в доме Иволгиных, закрадывается мысль: «А как успеют отыграть оставшуюся львиную долю произведения?». Но все второе отделение посвящено вечеру у Настасьи Филипповны и им же заканчивается. До этого я не видела постановок по «Идиоту» Достоевского и могу только догадываться о концепции и режиссерских решениях в спектаклях по этому произведению, но здесь с уверенностью скажу, что от «Идиота.2012» в постановке Семена Спивака нет ни ощущения оборванности повествования, ни недосказанности. Да, женская половина семейства Епанчиных появляется лишь в одном эпизоде, и разглядеть их, проникнуться ими, возможно, удается не так хорошо. Да, многие знаковые диалоги, события и персонажи остаются за кулисами, вне рамок этой постановки. Но спектакль нисколько не становится от этого «неполным» или незавершенным. Князь Мышкин позиционируется как некий преемник благородного Дон Кихота, персонаж чистый, в чем-то наивный, столкнувшийся с испорченным, «грязным» миром, с людьми, которые не готовы довериться и открыть свое сердце, не то что перед другими, но даже и перед самими собой. И чтобы раскрыть образ такого князя, чтобы донести идею, актуальную не только для эпохи Сервантеса или XIX века Достоевского, но и для нашего времени (тема доверия и искренности, боязни сильных чувств, кажется, будет вечной всегда), для этого совсем не нужно буквальное следование сюжету произведения. Неожиданную симпатию вызывают персонажи, для которых у меня как у читателя романа, подобной реакции не было вовсе. К примеру, Гаврила Иволгин, «Ганя» (в этом обращении из уст других участников действия порой звучало столько пренебрежения и снисходительности) завоевал моё внимание практически с его первых минут знакомства с князем Мышкиным и нами, зрителями. И вроде бы герой ведёт себя и поступает так же, как в романе, но в определённые моменты ему если не сопереживаешь, то, по крайней мере, следишь за ним с искренним интересом. В постановке замечаешь свои акценты и особенности повествования истории: когда в последних сценах Мышкин, Рогожин и Гаврила Иволгин оказываются рядом с Настасьей Филипповной, и все четверо будто отделены от остальных гостей вечера невидимой стеной, вдруг для себя понимаешь, что это была история, рассказанная не через призму взгляда и восприятия князя, как это было в романе. Это была история о четырёх героях, об их боли и их восприятии происходящего — каждого в отдельности и всех вместе. Впрочем, мы не забываем, кто всегда был главным героем Достоевского и режиссёра Спивака, когда князь Мышкин остаётся на сцене в одиночестве. Следующий спектакль состоится 25 сентября, и корреспондент Музкуба очень рекомендует его посмотреть.